[an error occurred while processing this directive]

Телевизионное исследование на тему гомосексуальности

НТВ сняло фильм о гомосексуалах в России Однополая любовь в России по-прежнему вызывает разнополую неприязнь. Разобраться в причинах этого в преддверии 10-летия отмены статьи за мужеложство решило НТВ. Два месяца съемок должны вылиться в фактически первое серьезное документальное телевизионное исследование на тему гомосексуальности в советской и сегодняшней России. О фильме "Другие", в интервью рассказал его автор Александр Зиненко:

- Поначалу казалось, все будет очень просто, поскольку у нас - открытая страна. Но оказалось, что эта тема до сих пор в России - табу. Трудно было уговорить дать интервью перед камерой героев фильма, нелегко было добиться комментариев от депутатов Думы.

- Хоть один депутат признался в нетрадиционной ориентации?
- Открытых геев в политике нет. Более того, в России, как выяснилось, вообще есть только один открытый гей - Борис Моисеев. А из женщин - Евгения Дебрянская, бывшая активистка движения за права лесбиянок.

- А "Тату"?
- Это рекламный ход. А мы в фильме говорим о серьезных вещах.

- В нем превалирует мужская линия или женская?
- Мужская, потому что мужчины пострадали. В лесбиянках советская власть не видела угрозы для государства.

- Но мужчины начали страдать, кажется, еще при царе?
- Действительно, при царе статья была, осужденных по ней отправляли в ссылку на 5 лет. Но применялась она редко. Февральская революция статью отменила, и до 1934 года за гомосексуальность в России не осуждали. Но потом Ягода предложил Сталину вновь ввести статью. Тема гомосексуальности тогда использовалась против нацистской Германии: мы этих извращенцев преследуем, а в Германии - стране великих ученых, писателей - процветает гомосексуальность. Мы цитируем в фильме статью Горького, в которой сказано: "Уничтожьте гомосексуализм, фашизм исчезнет".

- Гитлер, видимо, Горького не читал...
- Почти в то же время в Германии начались репрессии против гомосексуалов. Мы ездили в Германию, снимали в концлагере. Потом в Берлине - мэр которого, кстати, гомосексуал и не скрывает этого - мы записали интервью с депутатом Бундестага Фолькером Беком, потратившим полжизни на то, чтобы в Германии разрешили регистрировать однополые браки. Кроме того, он занимался компенсациями для жертв нацизма. В Германии ведь все было жестче: немцы есть немцы - организация борьбы с гомосексуалами была на порядок выше.

- Но зато мы дольше боролись.
- Да, 121-я статья активно использовалась при Брежневе. Тогда, как и при Сталине, сексуальная ориентация человека власть не сильно интересовала. Это был инструмент для репрессий над неугодными. Мы снимали в Петербурге археолога с мировым именем Льва Клейна. Снимали в Крестах, где он когда-то сидел. Клейн публиковался на Западе, и против него применили данную статью. При этом в центре Ленинграда была так называемая плешка, где с начала 60-х постоянно собирались геи. А 8 марта они всегда открывали весенний сезон. Приходили 200 - 300 мужиков, к воротам привязывали ленточку и разрезали ее. Традиция просуществовала четверть века.

Ни разу милиция не воспрепятствовала этому. Почему? Органам было интересно наблюдать, чтобы потом использовать увиденное в своих интересах. Как это ни дико звучит, но в брежневские годы даже регистрировались однополые браки - на Севере. Туда приезжали со всей страны специалисты, и надо было давать им квартиры. А как это сделаешь без документов? И гомосексуалов регистрировали. Когда прибыла парткомиссия из Москвы, ей сказали: "Это ценные работники, они нам нужны".

- Удалось ли сейчас вам снять однополые семьи?
- Да, в фильме есть мужская и женская пары. У лесбийской семьи из Питера очень интересная история - девушки уже больше года живут у родителей одной из них. А что касается геев, пара живет вместе 7 лет. Это как у гетеросексуальной семьи...

- ... "золотая" свадьба?
- Примерно. Обычно брак ограничивается тремя-четырьмя годами. По ряду причин - от бытовых сложностей до отсутствия детей, которые обычно скрепляют брак. Особенно тяжело гомосексуалам жить в провинции, где люди более консервативны. Многие шифруются (есть у них такое понятие), то есть скрывают на работе, обманывают родителей. Некоторые по этой причине бегут в либеральный Питер. Хотя и здесь геи бояться открыто говорить о своей ориентации. Мы не смогли уговорить сняться, не скрывая лица, одного питерца, хотя все его родственники и друзья знают, кто он и за что сидел. Он нам сказал: "Я работаю ночным сторожем. Уволят же!" Насколько же глубоко сидит этот страх! Я понимаю: политик, чиновник. Даже ночной сторож боится!

- К чему вы пришли в ходе съемок фильма?
- Статью отменили, но, по сути, все продолжается. Ни в одной европейской стране, например, нет такого, чтобы гомосексуальность использовалась в качестве компромата на политиков. О гомосексуальности как "черном пиаре" у нас в фильме рассуждает депутат Андрей Вульф. Там целая технология: во время выборов подбрасывают информацию, что за кандидатом в депутаты есть такой грешок. И уже неважно, что будет потом. Важно, чтобы он начал оправдываться, говорить: "Что вы, у меня семья, дети, любовница..."

- Причем любовница у нас компроматом не является... В отличие от политики, на эстраде гомосексуальность компроматом уже, кажется, не считается. Присутствует ли в фильме Борис Моисеев?
- Он интересовал нас как иллюстрация. Каждый гей считал своим долгом его пнуть, поскольку созданный им женственный образ вызывает у людей неприязнь, граничащую с ненавистью. Сами гомосексуалы считают Моисеева злой карикатурой на все гей-сообщество: по этому человеку судят обо всех остальных, а мы-то не такие, мы-то - мужественные, адекватные... Но нас интересовало другое: Моисеев открылся, не живет двойной жизнью, а остальные - не открылись. Значит, где-то глубоко - зависть. Получается замкнутый круг. Люди судят о геях по Боре Моисееву. В этом причина гомофобии в России. Но больше-то судить не по кому - все в подполье. В итоге - грустная, абсолютно советская история. Только появился Интернет - способ выйти из подполья анонимно. Как они жили двойной жизнью, так и продолжают жить. И, как раньше, общество их отторгает. Я думаю, пройдет немало времени, прежде чем гомосексуалисты найдут в себе смелость доказать обществу, что они просто другие.


Источник: mn.ru







[версия для печати]
[an error occurred while processing this directive]

  
реклама на сайте